«Любого чиновника его ранга можно сажать». Кого судят за воровство на «Крестовском»

«Любого чиновника его ранга можно сажать». Кого судят за воровство на «Крестовском»

Роман Мун – о бывшем вице-губернаторе Петербурга Марате Оганесяне, который сидит в СИЗО по обвинению в мошенничестве на великой стройке.

Кто это и откуда он взялся?

Марат Оганесян – бывший вице-губернатор Санкт-Петербурга по строительству, с 2013-го по 2015-й курировавший стройку стадиона на Крестовском острове.

До того, как оказаться в правительстве Санкт-Петербурга, Оганесян участвовал в реконструкции объектов Московского Кремля. Потом он работал в Министерстве культуры России, где занимался, в частности, реконструкцией Большого театра (получил за нее орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени). В 2011-м Оганесян оказался в Петербурге, где отвечал в том числе за строительство второй сцены Мариинского театра.

В 2013-м ему поручили курировать стройку арены на Крестовском острове. Рассказывают, что это была личная просьба губернатора Георгия Полтавченко. Первое время новый куратор стройки стадиона собирал исключительно комплименты – по крайней мере, от чиновников. Полтавченко однажды сказал, что при Оганесяне за год на стройке было сделано столько, сколько не сделали за четыре года.

В апреле 2015-го вице-губернатор неожиданно покинул свой пост. Его место занял Игорь Албин. Именно Албина чаще всего называют человеком, которому перешел дорогу Оганесян. «Фонтанка» в прошлом году писала, что Албин лично доложил в правоохранительные органы о претензиях бывшего генподрядчика стройки на Крестовском острове «Трансстроя» к субподрядчику, привлеченному Оганесяном (конфликт, ставший основой уголовного дела против Оганесяна). Также часто говорят о том, что случился московско-питерский конфликт: приехавший из Москвы чиновник давал крупные контракты московским бизнесменам, при нем в Смольном появились московские менеджеры. Наконец, есть версия, что Оганесян не сработался с руководителем администрации Полтавченко – вице-губернатором Александром Говоруновым.

В ноябре прошлого года бывший куратор стройки на Крестовском острове был задержан в Москве и доставлен в Санкт-Петербург. СК опубликовал видео обысков дома у Оганесяна.

До этого много шуму в Петербурге наделало видео, где человек, похожий на Оганесяна, сидит за одним столом с ворами в законе в московском ресторане «Бочка».

Оганесян пробудет в СИЗО до 9 мая.

В чем обвиняется?

Как сообщается, в начале 2014 года бывший генподрядчик стройки на Крестовском острове «Трансстрой» заключил с компанией «Театрально-декорационные мастерские» контракт на 168 миллионов рублей за поставку двух табло для стадиона и на 148 млн рублей – за устройство несущих конструкций крыши. «Трансстрой» выплатил «ТДМ» авансы: около 50 млн рублей за табло, 100 млн – за оборудование для крыши.

Через год оборудование все еще не поступило, «Трансстрой» начал разбирательства и установил, что контракты не выполняются. По версии Следственного комитета, Оганесян привлек «ТДМ» незаконно, а аванс в 50 млн за поставку табло был обналичен через подставные фирмы. При этом Оганесян заранее знал, что этот контракт выполнен не будет, утверждает следствие.

Что интересно, в декабре прошлого года «Трансстрой» проиграл иск к «ТДМ» на сумму около 150 млн рублей. Арбитражный суд решил, что «ТДМ» потратил на изготовление оборудования 118 млн рублей и поставил оборудование, признал компанию добросовестным подрядчиком и постановил вернуть лишь 31,5 млн рублей. Более того, согласно материалам дела, «Трансстрой» затягивал предоставление рабочей документации для изготовления оборудования и отказался принимать поставленное оборудование. Именно такой позиции придерживался и «ТДМ».

Кто еще причастен к делу Оганесяна?

Василий Сливкин, директор компании «СтройЭлектроМонтаж №5». В 2015 году (то есть при Оганесяне) СЭМ №5 выиграла конкурс на монтаж художественной подсветки на строящемся стадионе стоимостью 350 млн рублей. По версии следствия, в процессе монтажа компания растратила 74 млн рублей из суммы аванса. В январе суд объединил дело Сливкина и дело Оганесяна. Сливкин находится в СИЗО.

Артем Куспиц, директор «Стейдж Технолоджи Продакшн».«ТДМ» перечислили его компании 50 млн рублей аванса от «Трансстроя». «СТП» перечислило их ООО «Промэлектроника СПБ». По версии следствия, таким образом фигуранты дела обналичили аванс. Куспиц вину не признает. Находится в СИЗО.

Григорий Попов, директор Александринского театра. Летом прошлого года в «Фонтанке» появилась информация, что Попов может быть конечным бенефициаром «ТДМ».

В интервью газете Попов заявил, что никогда не был собственником компании и никогда официально в ней не работал, но был «двигателем ее стратегического развития». Известно, что Попов сотрудничает со следствием по делу Оганесяна.

Бывший зампред комитета строительства Санкт-Петербурга Александр Янчик и финансист «ТДМ» Елена Ковалева также активно сотрудничают со следствием.

Что говорят об Оганесяне в Петербурге?

Дмитрий Синочкин, шеф-редактор газеты «Недвижимость и строительство Петербурга»

 – У Оганесяна в Петербурге была репутация человека достаточно жесткого и достаточно инициативного в решении вопросов. Он решал проблемы, а не только их фиксировал. В период с 2013-го по 2015-го закладывалась идея, что социалку проплатят застройщики, а тем, кто не платит, тому не выдавать разрешения на строительство и ввод. Это как раз в его период. Я не считаю, что это решение правильное, но оно было достаточно настойчиво проведено и реализовано.

Его работу – и ничью работу – как куратора стройки стадиона я не могу оценивать положительно. Что мог – он, вероятно, сделал. Но посадили его явно не за это. Любого чиновника его ранга можно сажать. Но тот повод, который возник сейчас в уголовном деле, выглядит достаточно забавно. Суммы, которые были неэффективно использованы, растрачены или куда-то делись на стадионе – это суммы другого порядка.

.

Борис Вишневский, депутат Законодательного собрания Петербурга, общественный деятель

 – У меня был вполне позитивный опыт работы с Оганесяном по решению городских проблем, он прислушивался к мнению общественников и правозащитников. Например, защита парка Малиновка (Виталий Милонов предлагал построить там православный храм – Sports.ru), где благодаря его позиции во многом удалось защитить парк от застройки. Или защита от застройки части бывшего Фарфоровского кладбища. Он не всегда со мной соглашался, но с ним можно было работать, разговаривать, он прислушивался к аргументам.

Я располагаю небольшой информацией. Предполагаю, что следствие, скорее всего, нам всего не рассказывает. Окончательной ясности тут нет, и, видимо, не может быть. У меня пока это все интуитивно вызывает ощущение, что из Оганесяна хотят сделать козла отпущения. За масштабы воровства на стадионе никто не понес наказание. Видимо, понадобился кто-то, кого можно показательно наказать.

Что говорит адвокат?

Юрий Новолодский, адвокат Оганесяна

– По делу, которое ему сейчас вменяют, доказать они ничего не умеют, кроме как собрать показания оговорщиков. Этого мало, нужны объективные доказательства. Поэтому дело расплывается вширь.

Оганесян был центровой фигурой при строительстве стадиона – из властных лиц. Любое расследование дела, которое проводится по стилистике нашего времени, предполагает, что сразу надо взять какого-то человека, который даст показания на это лицо. А потом можно брать его. Так и произошло. Когда приехали к такому человеку, как Янчик, он был в трусах и с зубной щеткой во рту. Был застан врасплох. Первое, что он сказал: «А видеокамера у вас есть? Я хочу с вами сотрудничать». Когда человек начинает сотрудничать, то понятно, что взамен на его показания, как правило, не очень отличающиеся достоверностью, он находится на свободе. С помощью таких строительных материалов строить уголовные дела они умеют. Поскольку не было достигнуто особого успеха по этому предъявленному обвинению, они пойдут дальше.

Могу сказать, куда они, по-видимому, сейчас стремятся. Они стремятся все это переделывать во взятки. А взятки они расследовать умеют. Взятки расследовать несложно. «Ты давал деньги?» – «Давал?» – «А ты брал деньги?» – «Нет, не брал». Очную ставку проводят. «Подтверждаешь, что давал?» – «Подтверждаю» – «Вы говорите, что этого не было. Ну понятно, почему вы так говорите. Потому что взятка была». И дело можно направлять в суд.

Все это сгребание в кучу… Хотят – пусть расследуют. Но если они не будут расследовать взаимоотношения властей с рынком, то это будет очень плохое расследование. А они никогда этого не делают. Потому что какая бы ни была должность у Марата, он все же не имеет никаких властных полномочий на рынке. А строительство производится за счет включения рыночных механизмов, где государство выступает всего лишь в качестве заказчика. Поэтому без этого это будет смешно.

 — Вы просите переквалифицировать уголовное дело.

 – Мы пока ничего не добиваемся, потому что у нас нет видения того, что он в чем-то виноват. А с чего вы это взяли? Мы просто говорим, что когда вы человеку избираете меру пресечения, вы хотя бы посмотрите, в каком преступлении его обвиняют. То преступление, в котором его обвиняют, называется «мошенничество в сфере предпринимательское деятельности». Это никак не относится к вопросу. Просим ли мы о переквалификации? Нет, ничего не просим. Мы просто обратили внимание суда, что на самом деле то, что они написали в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, это совершенно другое преступление, за которое вообще меру пресечения в виде ареста применять нельзя.

 — Вы добиваетесь полного освобождения.

 – Конечно. Видимо, так и будет. Если, конечно, они в очередной раз не захотят недоказанное дело переделать на взятки. А для взяток нужен просто оговорщик и больше ничего. Никаких денег. Если они пойдут по тому пути, у них появится шанс, а мы будем говорить о том, что чем больше в судах будут пропускать таких дел, тем меньше будет законности у нас в стране.

Кто занял место Оганесяна?

Главный по строительству в Санкт-Петербурге и куратор стройки на Крестовском острове теперь вице-губернатор Игорь Албин.

В начале нулевых Албин был заместителем министра транспорта РФ, потом пять лет работал губернатором Костромской области, с 2012-го по 2014-й – министром регионального развития РФ.

До того, как занять пост вице-губернатора Санкт-Петербурга, Албин носил фамилию Слюняев. Фамилию чиновник неожиданно сменил в 2014-м. «В течение нескольких последних лет по моему заказу проводились генеалогические исследования. Исследования родословной моего рода. Мои предки были Албины, и в середине XIX века не по своей воле моему роду пришлось поменять фамилию. Когда я познакомился с исследованием, у меня появилось желание восстановить историческую справедливость в отношении своего рода», – сообщил Игорь Албин РИА «Новости».

Игорь Албин (справа) с комиссией ФИФА на «Крестовском»

Карьера Албина в Смольном развивается очень быстро: помимо строительства, под его руководством сегодня транспорт, дороги и инвестиции. Албина считают самым медийным чиновником Смольного: вице-губернатор стабильно возглавляет топ самых цитируемых чиновников города и постоянно появляется в новостях (в том числе с комментариями по стройке стадиона). Албина часто называют самым вероятным преемником губернатора Петербурга Полтавченко.

Фото: РИА Новости/Михаил Киреев; fontanka.ru; использовано фото: РИА Новости/Михаил Киреев

Источник: http://www.sports.ru/

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.